Понедельник, 15.07.2024, 23:42
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

Факультет мультимедиа технологий образовательного портала "Мой университет"


Главное
Каникулы с МУ
Обучение ИКТ и ММ
Конференция 4 ММ
Конкурс ИКТ - ФГОС
Конкурсы по ИКТ
Фестиваль ММ
Мультимедиатека
Статистика
Яндекс.Метрика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Предметы гуманитарного цикла » Литература. Внеклассные мероприятия

литературно-музыкальная композиция "Расстрелянное слово"
РАССТРЕЛЯННОЕ СЛОВО.
Литературно-музыкальная композиция для учащихся 11-х классов.

Цель: утверждение важности литературы в духовном обновлении общества.

Задачи: познакомить учащихся с жизненным и творческим путём поэтов, писателей, пострадавших от репрессий в годы Советской власти и совершивших гражданский и писательский подвиги;
показать неизбежность трагичности судьбы честного талантливого человека в тоталитарном государстве;
пробудить у детей интерес к родной литературе, к истории своей страны, вызвать духовный отклик на литературные произведения, на трагические события истории.
Ход урока.

Слайд № 1

Литература, история, да и просто жизнь учат, что без прошлого нет настоящего, не может быть и будущего. Оглядываться назад необходимо. Сейчас мы оглянемся на совсем недалёкое прошлое, которым нельзя гордиться, за которое всегда будет мучительно стыдно нравственным людям. О нашей стране в этом недалёком прошлом очень точно сказал Виктор Некрасов, фронтовик, прекрасный писатель, светлый человек.

Слайд № 2

Для него не нашлось места на Родине, ему после войны пришлось жить, писать, умереть и быть похороненным в Париже. Некрасов сказал: «Что ты, Россия, съела такое солёное, что так много пьёшь крови и слёз?»
Наш урок посвящается поэтам, писателям и просто россиянам, пострадавшим в годы репрессий.

РАССТРЕЛЯННОЕ СЛОВО.

Слайды №№ 3, 4, 5, 6, 7

(Звучит музыка - начало 2-го концерта C.В. Рахманинова для фортепьяно с оркестром).

Прозвучала бессмертная музыка, начало 2-го концерта для фортепьяно с оркестром великого русского композитора и великого русского человека Сергея Васильевича Рахманинова. Это истинно русская музыка! Она создаёт языком звука необыкновенно точный образ России, рисует картину души русского человека. Эта музыка полна величия, глубины, трагизма. От неё веет мощью и скорбью. Она воплощение нашей истории.

Прячет история в воду концы.
Спрячут, укроют и тихо ликуют.
Но то, что спрятали в воду отцы,
Дети выуживают и публикуют.

Опыт истории ей показал:
Прячешь - не прячешь,
Топишь - не топишь,
Кто бы об этом ни приказал,
Тайну не замедляешь - торопишь.

Годы проходят - быстрые годы,
Медленные проплывают года.
Тайны выводят на чистую воду,
Мутная их не укрыла вода.

И не в законы уже, а в декреты,
Криком кричащие с каждой стены,
Тайны отложенные и секреты
Скрытые превратиться должны.

Гляжу в твои чистые очи,
И сердце отцовское хочет,
Чтоб вырос ты смелым, как воин,
Борцов - коммунистов достоин;

Чтоб в будущем, сын мой, и ныне
Ты был неподкупно кристален.
Чтоб нёс ты в душе, как святыню,
Заветное, вечное – Сталин!

Как сердце - к родному дому,
Как деревце - к солнцу листами,
Тянись, мой сынок, к дорогому,
К заветному, вечному – Сталин!

За древней кремлёвской стеною
Не спит он порою ночною,
В труде не щадит свои силы,
Чтоб в радости рос ты, мой милый!

Нет края родного чудесней.
Встречай же травинкою вешней,
Цветком у весенних проталин
Заветное, вечное - Сталин!

Как с дедушкой хотелось мне
На выборы пойти!
Но мне сказали:
Ты мала, немного подрасти.
Хоть приуныла я слегка -
Лет десять надо ждать -
Потом взяла перо, тетрадь
И начала писать:

-За Сталина родного я
Свой голос отдаю,
За нашу радостную жизнь
И за судьбу мою.
И привязала я письмо
На шейку голубка:

-Лети к Кремлю, лети к Кремлю -
Пустила в облака.
Любимый Сталин, друг детей,
Наш самый дорогой,
В счастливый день
Страны родной
Прими и голос мой!

«Люди позднейшего времени скажут мне, что всё это было и быльём поросло, и что, стало быть, вспоминать об этом не особенно полезно. Знаю я сам, что фабула этой были действительно поросла быльём; но почему же, однако, она и до сих пор так ярко выступает перед глазами? Не потому ли, что в этом трагическом прошлом было нечто ещё, что далеко не поросло быльём, а продолжает и доднесь тяготеть над жизнью?»
Слайд №8

Салтыков-Щедрин «Пошехонская старина». Середина 19-го века!

А вот середина 20 века. Песня «Я помню тот Ванинский порт» - своеобразный гимн «Архипелага Гулаг»:

Я помню тот Ванинский порт
И вид парохода угрюмый,
Как шли мы по трапу на борт
В холодные мрачные трюмы.
На берег ложился туман,
Ревела стихия морская,
Пред нами стоял Магадан,
Столица Колымского края.

А в трюмах сидели зека,
Обнявшись, как родные братья,
И только порой с языка
Срывались глухие проклятья.
Будь проклята ты, Колыма,
Что прозвана чудной планетой,
Сойдёшь поневоле с ума,
Отсюда возврата уж нету.

Мы множество раз повторяли: «Никто не забыт. Ничто не забыто» - и предали глубочайшему забвению миллионы своих сограждан. Мы с комом в горле слушали «Бухенвальдский набат», но не слышали набата Колымы, Печоры, Соловков, Куропат. А ведь жертвы Сталинского геноцида не имеют даже могил!

Ну что ж, генералиссимус прекрасный!
Потомки, говоришь, к тебе пристрастны!
Одни тебя мордуют и поносят,
Другие всё малюют и возносят.
И молятся. И жаждут воскресить.

Лежишь в земле на площади на Красной.
Уж не от крови ль красная она,
Которую ты пригоршнями пролил,
Когда свои усы блаженно холил,
Москву обозревая из окна?

Ну что, Генералиссимус прекрасный! Слайд №9
Твои клешни сегодня безопасны -
Опасен силуэт твой с низким лбом.
Я счёта не веду былым потерям,
Но, пусть в своём возмездье и умерен,
Я не прощаю, помня о былом.

Булат Окуджава

Но неужели в те времена все молчали, не замечая абсолютно ничего? Нет.

Слайд №10

Нет и нет! Сегодня мы с восхищением произносим имя одного из благородных смельчаков, реабилитированных только в наши дни. В доперестроечные годы только за одно чтение его письма Сталину исключали из партии. Фёдор Фёдорович Раскольников - герой гражданской. Журналист. Дипломат. Последний его подвиг - открытое письмо Сталину от 17 августа 1939-го года:
Слайд №11

«Вы оболгали и расстреляли многолетних соратников Ленина: Каменева и Зиновьева, Бухарина, Рыкова и других, невиновность которых вам была хорошо известна… Где старая гвардия? Её нет в живых. Вы расстреляли её, Сталин! Вы растлили и загадили души лучших Ваших соратников. Вы заставили идущих за Вами с мукой и отвращением шагать по лужам крови вчерашних товарищей.

Слайд №12

Лицемерно провозглашая интеллигенцию «солью земли», лишили минимума свободы труд писателя, учёного, живописца. Вы беспощадно истребляете талантливых, но лично Вам неугодных писателей. Где Борис Пильняк? Где Михаил Кольцов? Где Галина Серебрякова, виновная только в том, что она была женой Сокольникова? Вы арестовали их, Сталин!»
Слайд №13

«Песня про синюю птицу»

Был я глупый тогда и сильный.
Всё мечтал я о Птице Синей!
А нашёл её синий след -
Заработал пятнадцать лет!

Было время - за синий цвет
Получали пятнадцать лет!

Не солдатами – номерами Слайд №14
Помирали мы. Помирали!
От Караганды по Нарым -
Вся земля как один нарыв!

Воркута. Инта. Магадан -
Кто вам жребий такой нагадал?
То вас шмон трясёт, то цинга,
И чуть не треть зека из ЦеКа!

Было время - за красный цвет
Добавляли по десять лет!

А когда пошли миром грозы,
Мужики на фронт. бабы - в слёзы!
В жёлтом лагере горизонт.
А нас из лагеря да на фронт!

Севастополь. Курск. Город Брест.
Нам слепил глаза жёлтый блеск!
А как жёлтый цвет стал белеть,
Стали глазоньки столбенеть!

Ох, сгубил ты нас, жёлтый цвет!
Мы на свет глядим, а света нет!
Покалечены наши жизни,
А может, дело всё в дальтонизме?

Может, цвету цвет не чета -
А мы не смыслим в том ни черта!
Разберёмся на склоне лет -
За какой мы погибли цвет?

Александр Галич

Слайд № 15

Да, можно убить человека. Уничтожить всякую возможность вспоминать о нём. Но нельзя убить или заставить замолчать вечно живое Слово, сохранившее для потомков облик, душу, сердце того, кого давно нет с нами.
Анна Ахматова. Главной её чертой была любовь к жизни, людям. Близким. Она умела не только сама любить, но и выразить это чувство в стихах.

Ты всегда таинственный и новый,
Я тебе послушней с каждым днём.
Но любовь твоя, о друг суровый,
Испытание железом и огнём

Запрещаешь петь и улыбаться,
А молиться запретил. Давно.
Только б мне с тобою не расстаться,
Остальное - всё равно.

Так, земле и небесам чужая,
Я живу и больше не пою,
Словно ты у Ада и у Рая
Отнял душу вольную мою.

Я - голос Ваш.
Жар Вашего дыханья.
Я отраженье Вашего лица.
Напрасных крыл напрасны трепетанья, -
Ведь всё равно я с вами до конца.

Вот отчего Вы любите так жадно
Меня в грехе и в немощи моей.
Вот отчего Вы дали безоглядно
Мне лучшего из Ваших сыновей.

Вот отчего Вы даже не спросили
Меня ни слова никогда о нём
И чадными хвалами задымили
Мой навсегда опустошённый дом.

И говорят, нельзя теснее слиться,
Нельзя непоправимее любить.
Как хочет тень от тела отделиться,
Как хочет плоть с душою разлучиться.
Так я хочу теперь - забытой быть.

Чтобы убить человека, можно обойтись и без пули. Страшнее пули могут быть слова.
«Ахматова является одним из представителей безыдейного реакционного болота. Она принадлежит к так называемой литературной группе акмеистов, которая является одним из знаменосцев пустой поэзии, абсолютно чуждой советской литературе. По социальным истокам акмеисты - дворянско-буржуазное течение в литературе в тот период, когда дни аристократии и буржуазии были сочтены, когда поэты и идеологи господствующих классов стремились укрыться от неприятной действительности в заоблачные высоты и туманы религиозной мистики, в лицемерные личные переживания и копание в своих мелких душонках. До убожества ограничен диапазон поэзии Ахматовой - поэзии взбесившейся барыньки, мечущейся между будуаром и моленной. Ахматова - один из осколков безвозвратно канувшего в вечность мира старой дворянской культуры. Не то монахиня, не то блудница, а вернее монахиня и блудница, у которой блуд смешан с молитвой ».

Из доклада товарища Жданова. Газета «Правда». 21 сентября 1946 г.

И это прозвучало на всю страну о поэтессе, которая ещё за 20 лет до этих жалких слов произнесла пророчество:

Не с теми я, кто бросил землю Слайд №16
На растерзание врагам.
Их грубой лести я не внемлю,
Им песен я своих не дам.
Но вечно жалок мне изгнанник,
Как заключённый, как больной.
Темна твоя дорога, странник,
Полынью пахнет хлеб чужой.

А здесь, в глухом чаду пожара
Остаток юности губя,
Мы ни единого удара
Не отклонили от себя.
И знаем, что в оценке поздней
Оправдан будет каждый час…
Но в мире нет людей бесслёзней,
Надменнее и проще нас.

Судьба была безжалостна к Анне Ахматовой. Сначала она потеряла мужа, поэта Николая Гумилёва. Это был удивительный человек. Он мечтал исследовать Африку и объединить все африканские племена. Создать для них общий язык. Три путешествия в Африку Гумилёв предпринял на собственные деньги. И в первые же годы Советской власти поэт был обвинён в причастности к контрреволюционному заговору и расстрелян. Остались его стихи. Многие посвящены А. Ахматовой.

Застонал я от сна дурного
И проснулся, тяжко скорбя;
Снилось мне - ты любишь другого
И что он обидел тебя.

Я бежал от моей постели,
Как убийца от плахи своей,
И смотрел, как тускло блестели
Фонари глазами зверей.
Ах, наверно, таким бездомным
Не блуждал ни один человек
В эту ночь по улицам тёмным,
Как по руслам высохших рек.

Вот стою перед дверью твоею.
Не дано мне иного пути,
Хоть и знаю, что не посмею
Никогда в эту дверь войти.

Он обидел тебя, я знаю,
Хоть и было это лишь сном.
Но я всё-таки умираю
Перед твоим закрытым окном.

У Анны Андреевны остался сын Лев. Его могла постичь участь отца, но он, пройдя ад сталинских лагерей, всё-таки выжил.

Лёгкие летят недели,
Что случилось, не пойму.
Как тебе, сынок, в тюрьму
Ночи белые глядели.
Как они опять глядят
Ястребиным жарким оком,
О твоём кресте высоком
И о смерти говорят. Слайд №17

В страшные годы ежовщины Ахматова провела 17 месяцев в тюремных очере-
дях. В этих очередях, покрывавших печальной тенью всю страну, проводили
дни, месяцы и годы матери, жёны, сёстры многих писателей, произведения которых
мы теперь, опомнившись, причисляем к золотому фонду нашей литературы.
Как-то раз в очереди Ахматову «опознали». Стоящая за ней женщина с голубыми губами очнулась от оцепененмя и спросила Ахматову на ухо (там все говорили шё-
потом):
- А это вы можете описать?
Ахматова ответила:
- Могу.
Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было лицом женщины.

Семнадцать месяцев кричу,
Зову тебя домой,
Кидалась в ноги палачу,
Ты сын и ужас мой.
Всё перепуталось навек,
И мне не разобрать
Теперь, кто зверь, кто человек
И долго ль казни ждать.

Узнала я, как опадают лица,
Как из-под век выглядывает страх,
Как клинописи жёсткие страницы
Страдание выводит на щеках,
Как локоны из пепельных и чёрных
Серебряными делаются вдруг,
Улыбка вянет на губах покорных,
И в сухоньком смешке дрожит испуг.

«Да, мы живём по горло в крови и грязи, густые тучи отвратительной пошлости
окружают нас и ослепляют многих; да, порою кажется, что эта пошлость отравит,
задушит все прекрасные мечты, рождённые нами в трудах и мучениях, все факелы, ко-
торые зажгли мы на пути к возрождению.
Но человек, всё-таки человек, и , в конце концов, побеждает только человеческое - в этом
великий смысл жизни всего мира, иного смысла нет в ней».

Максим Горький «Несвоевременные мысли». 1917-й год.

Кто создан из камня,
Кто создан из глины.
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело - измена,
Мне имя - Марина,
Я - бренная пена морская.

Велик, и прекрасен, и трагичен наш век ещё и тем, что он подарил нам Марину Цветаеву, и он же отнял её у нас.
Слайд №19

Кумиром М. Цветаевой был Александр Блок. Она подарила ему строки, которые могли
бы быть подарены и ей самой, если б появился поэт равного ей таланта и одухотворённос-
ти:

Имя твоё - птица в руке.
Имя твоё - льдинка на языке.
Одно-единственное движение губ,
Имя твоё - пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту.
Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.

В лёгком щёлканье ночных копыт
Громкое имя твоё гремит.
И назовёт его нам в висок
Громко щёлкающий курок.
Имя твоё - ах, нельзя!
Имя твоё - поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век,
Имя твоё - поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток.
С именем твоим - сон глубок.

Казалось, судьба не скупилась: удачный литературный дебют, счастливый брак, рождение дочери. Её мужем стал Сергей Эфрон. Лучшие стихи Марины Цветаевой посвящены ему, любимому, мужу, другу.
Слайд № 20

Мне нравится, что вы больны не мной.
Мне нравится, что я больна не вами,,
то никогда тяжёлый шар земной
Не уплывёт под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной,
Распущенной - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится ещё, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.

Что имя нежное моё, мой нежный, не
Упоминаете ни днём, ни ночью всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами - аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем, и рукой
За то, что вы меня - не зная сами -
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами.

За наши не-гулянья под луной,
За солнце - не у нас - над головами,-
За то, что вы больны – увы - не мной,
За то, что я больна – увы - не вами.

Слайд № 21

Вчера ещё в глаза глядел.
А нынче - всё косится в сторону!
Вчера ещё до птиц сидел,
Все жаворонки нынче - вороны!

Я глупая, а ты умён,
Живой, а я остолбенелая.
О вопль женщин всех времён:
-Мой милый, что тебе я сделала?

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
-Мой милый, что тебе я сделала?

Вчера ещё в ногах лежал.
Равнял с китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал, -
Жизнь выпала - копейкой ржавою.

Детоубийцей на суду
Стою - немилая. Несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
-Мой милый, что тебе я сделала?

Жить приучил в самом огне.
Сам бросил - в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне.
Мой милый, что тебе - я сделала?

Всё ведаю - не прекословь!
Вновь зрячая - уж не любовница.
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Само – что дерево трясти! -
В срок яблоко спадает спелое…
-За всё, за всё меня прости,
Мой милый, что тебе Я сделала!

Слайд № 22

Но страшное колесо истории прошло и по жизни М.Цветаевой. Революция. Муж - с белыми, она - в красной столице, где её духовное одиночество становится невыноси-мым.

Пригвождена к позорному столбу
Славянской совести старинной,
С змеею в сердце и с клеймом на лбу,
Я утверждаю, что - невинна.

Я утверждаю, что во мне покой
Причастницы перед причастьем,
Что не моя вина, что я с рукой
По площадям стою - за счастьем.

Пересмотрите всё моё добро.
Скажите - или я ослепла?
Где золото моё? Где серебро?
В моей руке - лишь горстка пепла.

И это всё, что лестью и мольбой
Я выпросила у счастливых,
И это всё, что я возьму с собой
В край целований молчаливых.

Слайд № 23

Душа разрывается от боли и тревоги за мужа, оказавшегося в эмиграции, за будущее России, раздираемой гражданской войной, всеобщей ненавистью, которую Марина не понимала и не принимала. Поэтесса покидает Россию, едет к мужу, который порвал с белыми. Годы эмиграции были изнуряюще тяжелы. Ностальгия по России, духовная изо-
ляция, бегство мужа, оказавшегося впоследствии сотрудником НКВД, разлука с дочерью.
Цветаева принимает решение вернуться в Россию. Её не расстреляли, не сослали в лагерь - её начали казнить более утончённо: не замечали, не печатали, арестовали мужа, затем дочь Алю, затем сестру Анастасию. Марину Цветаеву вместе с сыном сослали в Елабугу. Она просила дать ей переводы - отказ. Пришлось помогать в стирке белья местной милиционерше. За что та подкармливала Марину. .Цветаева пишет письмо с просьбой устроить её судомойкой в столовую. Не выдержав унижений, Цветаева однажды утром отправила сына из дома, а сама повесилась в низеньких сенях, привязав верёвку к толстому гранёному гвоздю для развешивания хомутов и рыбацких снастей.
Как сказал один великий учёный, не бывает самоубийств, Всякое самоубийство—это убийство. Как Клюев, Бабель, Пильняк, Мандельштам, Марина Цветаева была убита сталинским тоталитарным режимом.

Вскрыла жилы: неостановимо,
Невосстановимо хлещет жизнь.
Подставляйте миски и тарелки!
Всякая тарелка будет мелкой,
Миска - плоской.
Через край - и мимо -
В землю чёрную, питать тростник.
Невозвратно, неостановимо,
Невосстановимо хлещет стих.

Мы живём, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят Кремлёвского горца.
Его толстые пальцы как черви жирны,
И слова как пудовые гири верны.

Тараканьи смеются глазища,
И сияют его голенища.
А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет.

Как подкову дарит за указом указ-
Кому в пах, кому в лоб.
Кому в бровь, кому в глаз, -
Что ни казнь у него - то малина
И широкая грудь осетина.

Осип Мандельштам

Слайд № 24

Эту эпиграмму Мандельштам прочитал Б.Пастернаку. Пастернак спросил, кто ещё знает эти стихи, и, узнав, что ещё одна женщина слышала, посоветовал Мандельштаму уничтожить их: «Не будь дураком. Стихи ничего не изменят. Но ты погибнешь. Обещай, что ты это сделаешь». Мандельштам обещал.
А через некоторое время стало известно, что Мандельштам арестован. Поводом для ареста и была эта эпиграмма. Арест. Допросы подорвали физическое и психическое здоровье поэта. Но он продолжал писать стихи, оставаясь человеком уже на грани сумасшествия, до которого его довели пытки в сталинских застенках.
Обстоятельства его смерти долго были неизвестны: одни говорили, что Мандельштам умер, упав в костёр во время сердечного приступа. Другие - что он умер, подбирая объедки на помойке. Поэт умер на нарах в лагерном бараке под Владивостоком.

Вот что записано в Декларации независимости Томаса Джефферсона: «Мы полагаем самоочевидными следующие истины: все люди сотворены равными. Всех их Создатель
наделил неотъемлемыми правами, к числу которых принадлежат Жизнь, Свобода и стремление к счастью. Дабы обеспечить эти права, учреждены среди людей правительства, берущие на себя справедливую власть с согласия подданных. Всякий раз, когда какая-либо форма правления становится губительной для этих целей, народ имеет право изменить или уничтожить её и учредить новое правительство».

«Надо стать над политикой, надо научиться и уметь ограничивать свои политические эмоции. Политика является чем-то подобным низшим физиологическим потребностям, с
тою неприятною разницей, что потребности политические совершаются публично.
Политика, кто бы её ни делал, всегда отвратительна, ибо ей неизбежно сопутствуют ложь, клевета, насилие».
Максим Горький «Несвоевременные мысли». 1918-й год.

Слайд № 25

Произведения Мандельштама не публиковались в СССР более 40-а лет. Только в конце 20-го века забывчивые потомки стали возвращать долги памяти великим поэтам нашего времени, в том числе Осипу Эмильевичу Мандельштаму.

Сёстры - тяжесть и нежность,
Одинаковы ваши приметы.
Медуницы и осы
Тяжёлую розу сосут.
Человек умирает.
Песок остывает согретый,
И вчерашнее солнце
На чёрных носилках несут.

Ах! Тяжёлые соты и нежные сети!
Легче камень поднять, чем имя твоё
Повторить.
У меня остаётся одна забота на свете:
Золотая забота—как времени бремя избыть.

Словно тёмную воду, я пью
Помутившийся воздух.
Время вспахано плугом,
И роза землёю была.
В медленном водовороте
Тяжёлые, нежные розы.
Розы тяжесть и нежность
В двойные венки заплела.

«Век» Слайд № 26
Век мой, зверь мой, кто сумеет
Заглянуть в твои зрачки
И своею кровью склеит
Двух столетий позвонки?
Кровь-строительница хлещет
Горлом из земных вещей,
Захребетник лишь трепещет
На пороге новых дней

И ещё набухнут почки,
Брызнет зелени побег.
Но разбит твой позвоночник,
Мой прекрасный жалкий век!
И с бессмысленной улыбкой
Вспять глядишь, жесток и слаб,
Словно зверь, когда-то гибкий,
На следы своих же лап.

Кровь-строительница хлещет
Горлом из земных вещей,
И горячей рыбой плещет
В берег тёплый хрящ морей.
И с высокой сетки птичьей
От лазурных влажных глыб
Льётся, льётся безразличье
На смертельный твой ушиб.

Лишь недавно мы смогли услышать слова Марии Петровых. Это современница великих поэтов, прославивших наш век и нашу страну и убитых нашим веком и нашей страной.
Слайд № 27

Ахматовой и Пастернака,
Цветаевой и Мандельштама
Неразлучимы имена.
Четыре путеводных знака –
Их горний свет горит упрямо,
Их связь таинственно ясна.

Неугасимое созвездье!
Навеки врозь - навеки вместе!
Звезда в ответе за звезду.
Для нас четырёхзначность эта-
Как бы четыре края света,
Четыре времени в году.

Их правотой наш век отмечен. Слайд № 28
Здесь крыть, как говорится, нечем
Вам, нагоняющие страх.
Здесь просто замкнутость квадрата.
Семья, где две сестры, два брата.
Изба о четырёх углах…

«Издохла совесть. Чувство справедливости направлено на дело распределения материальных благ. Полуголодные нищие обманывают и грабят друг друга - этим напол-
нен текущий день. Где слишком много политиков, там нет места культуре, а если полити-
ка пропитана страхом перед массой и лестью ей - как страдает этим политика советской
власти - тут бесполезно говорить о совести, справедливости, об уважении к человеку и обо всём другом, что политический цинизм именует «сентиментальностью», но без чего -
нельзя жить».
М. Горький «Несвоевременные мысли». 1918-й год.

«Несвоевременные мысли» Горького - уникальная во всей истории русской литературы, великая книга. Она возникла из коротких газетных откликов писателя на злобу дня. Эти статейки Горького появлялись чуть ли не ежедневно в петроградской газете «Новая жизнь». Газета была открыта после Февральской революции и закрыта после Октябрьской, жила с 1-го мая 1917-го по 16 июня 1918-го, т.е. в самое переломное время. Путёвку в жизнь газете дал Горький, а ордер на арест - Ленин.
Слайд № 29

Но строки Горького в этой газете оказались бессмертными. «Несвоевременные мысли» в СССР держали под замком в «спецхранах» библиотек в течение бесконечно долгих семи десятилетий, очевидно, по той причине, что эти мысли Горького были слишком несвоевременными не только при Ленине, но и при Сталине, и при Хрущёве, и при Брежневе. Только в годы перестройки и гласности эта книга пришла к нам.

Слайд № 30

Горький писал свои мысли, а по почте приходили письма солдат революции с угрозой убить его. В газете «Правда» писателя называли изменником революции, дезертиром, клеветником.
Конечно, и сегодня иные мысли Горького вызывают желание поспорить, но, читая книгу, преклоняешься перед его пылающим сердцем и бесстрашным умом.
То, что к нам вернулись «Несвоевременные мысли» Горького, - большое событие в нашей жизни.

Сравнительно недавно вернулось к нам и честное имя Варлама Тихоновича Шаламова.
Слайд № 31

Ему было 20 с небольшим, когда его арестовали за распространение текста ленинского политического завещания - «Письма к съезду». В сталинских лагерях на Колыме Шаламов отсидел 17 лет! Вернулся больной, измученный, долго жил в безвестности. Умер в 1982 году ослепший, оглохший, почти потерявший рассудок, в Доме престарелых. Нам остались его стихи, рассказы.

Помня о том, что писал Горький в «Несвоевременных мыслях».в 1918-м году, с огромным изумлением и даже с растерянностью читаешь его же слова, сказанные 10 лет спустя:
«Мы выступаем в стране, освящённой гением Ленина, где неутомимо и чудодейственно работает железная воля Иосифа Сталина. Непрерывно и всё быстрее растёт в мире значение Иосифа Сталина, человека, который, глубоко освоив энергию и смелость учителя и товарища своего, вот уже 10 лет достойно заменяет его на труднейшем посту вождя партии. Пролетариат Союза Советов горд и счастлив тем, что у него такие вожди, как Сталин . Да здравствует простая. ясная мудрость наших вождей, первых и единственных в мире вождей. Да здравствует Иосиф Сталин, человек огромного сердца и ума».
30-е годы
Слайд № 32

У них - Мандельштама, Клюева, Шаламова и миллионов других, безвинно страдавших в застенках «архипелага Гулаг», нет могил, на которых можно было бы прочесть дату их смерти.
Слайд № 33

Какой же день избрать для Памяти? Любой. Кровавый конвейер не знал выходных.
Но это не главный вопрос. Как почтить память погибших не за идею, а в укор ей: об-
манутых, веривших до последнего вздоха? Что нужно сделать, чтобы подобный геноцид
не повторялся в истории земли?

«История есть общее достояние и общее дело, за которое всем следует краснеть».

Михаил Зощенко.

Прости меня. Прости, Россия,
За всё, что сделали с тобой.
За вдохновенные насилья,
За хитроумных дураков.
За тех юнцов, что жить учили
Разумных, взрослых мужиков.

Слайд № 34
Учили зло, боясь провала.
При всех учили - днём с огнём…
Пока ценой больших усилий,
Устав от крови и забот,
Пришли к победе…
Победили - самих себя
И весь народ.

Наум Коржавин.

«И в эти дни, страшные для всех, для всей страны, созданной множеством поколений, в эти дни дни безумия, ужаса, торжества глупости и пошлости, я помню одно: всё это от человека идёт, всё это он творит.
И он же сотворил всё прекрасное на земле, всю поэзию её, все подвиги мужества и чести, все радости и праздники жизни, её смешное и великое.
Слайд № 35

И это он, человек, во все дни трагедий, страданий, мук соединил нас здесь для дружеской человеческой беседы. Пойдёмте же к человеку, который и грязно, и много грешен, но искупает грязь и грех величайшими, невыносимыми страданиями. Можем ли мы создать атмосферу, в которой человеку дышалось бы легче? И можем. И должны.

М.Горький «Несвоевременные мысли». 1918-й год.

Слайды №№ 36, 37, 38, 39

Пусть зло во все века сильней,
Но доброта неистребима,
Идёт безвестным пилигримом
Она дорогою своей.
Слайды №№ 40, 41
Давно уж слуха нет о ней…
И вдруг такой же, как с икон Рублёва,
Она глядит - сама основа
И оправданье жизни всей.

Список использованной литературы

1. Большая школьная энциклопедия. – Литература: . М.: 1999
2. Галич А.А. Антология сатиры и юмора России 20 века. М.: 2005.
3. Горький А.М. Несвоевременные мысли: заметки о революции и культуре. – Рассказы. – М.: «Современник», 1991.
4. Джефферсон Томас «Декларация независимости» Веб-страница: wikipedia. org/wiki/
5. Журнал «Библиотека» М., издательство «Либерия» №3, 1998; №12, 2000; №9, 2001.
6. Журнал «Читаем, учимся, играем» М., выпуск 1, 2001; выпуск 2, 2004; выпуск 2, 2011.
7. Коржавин Н. Время дано. Стихи и поэмы. М., Художественная литература, 1992.
8. Лейдерман Н.Л. Русская литературная классика 20 века. Монографические очерки. Лейдерман Н.Л. Липовецкий М.Н. Современная русская литература 1950 – 1990-е годы. В 2 т.т. – М.: Академия, 2003.
9. Окуджава Б.Ш. Арбатский дворик: Лирика, проза. – М.: 2006.
10. Петровых М. Всемирная библиотека поэзии. Избранное. – Ростов: 1999.
11. Раскольников Ф.Ф. На боевых постах. – М., Воениздат, 1964.
12. Салтыков-Щедрин М.Е. Пошехонская старина. М.: Правда, 1980.
13. Сурков А.А. Песня смелых. – Стихи. М.: 1976.

Источник: http://mm-festival.letitbit.net/download/8625e06d536049d8890cd5489a0e64b1a/PolonskayaRA_OrdinaNV.rar.html
Категория: Литература. Внеклассные мероприятия | Добавил: ПолонскаяРА (14.01.2012) | Автор: Полонская Регина Александровна E
Просмотров: 2845 | Теги: слово, расстрелянное | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]